22:48 

Немного переводного ститера

MarimoFreak
Я ПООЩРЯЮ БЕЗОПАСНЫЙ СЕКС, ПОТОМУ ЧТО Я ХОРОШИЙ ДЯДЯ ©
Переводила я, Св. Иоанн Уотсон , и благодарю за помощь Алессану :з

Оригинал можно посмотреть здесь, это тумблер автора, я тут прав не имею, только перевела и утащила себе :3

Steter, шериф входит в комнату Стайлза и обнаруживает нечто, что выглядит совсем не так, как кажется, честное слово!

- Куда делись твои штаны? - спрашивает Стайлз, пока Питер проскальзывает в его комнату через окно. Спасибо всем богам, на нём хотя бы до сих пор есть бельё.
- В споре проиграл, - волк ухмыляется и валится на кровать Стайлза.
- Ладно. Хорошо. В общем, это новое существо доставляет нам гору неприятностей, и мы думаем, что знаем, что это, но не знаем, как это убить.
- Не пробовали поджечь? Разве это не самый популярный способ разбираться с большими и плохими монстрами в этом городке?
Стайлз закатывает глаза, потому что Питер - засранец. К сожалению, он - засранец, который очень много знает, поэтому Стайлз терпит его. К тому же, он шикарно отсасывает и реально разбирается в поцелуях. По сути, они не встречаются, но Стайлз должен признать, что сексуальной частью их взаимодействия он наслаждается. Очень даже.
Питер, должно быть, унюхивает что-то, потому что ухмыляется в сторону Стайлза и ме-е-едленно, потому что он чёртов засранец, раздвигает ноги. Он проводит рукой по своему животу и спускается вниз, к боксёрам, стонет, закрывая глаза.
Дверь спальни внезапно распахивается, и Стайлз носится вокруг, бессвязно бормоча о том, что это совсем не то, чем кажется, пап. Шериф просто стоит в дверях и разглядывает Стайлза, а затем Питера, глаза которого теперь открыты, а руки, схватив подушку, прикрывают ею пах.
- Всё, что я вижу, вполне говорит само за себя, сынок, - произносит Джон. - Твой парень останется на ужин?
- Чт... Он не...
Шериф поднимает руку, останавливая его.
- Не пытайся одурачить меня, Стайлз. На твоей кровати мужчина в одной только рубашке и нижнем белье. Мужчина, который, кажется, всегда оказывается в твоей комнате, когда я дома.
- Он штаны в споре проиграл! - протестует Стайлз. - И мы занимаемся исследованиями, смотри!
Он тыкает пальцем в монитор.
Джон только поднимает брови.
Стайлз смотрит на Питера, который выглядит так, словно изо всех сил пытается не засмеяться. Засранец.
- Ух, ладно, да. Питер останется на ужин.
- Хорошо, спускайтесь вниз через десять минут. Одетыми, если того пожелаете.
Затем шериф уходит, закрывая за собой дверь.
- Я тебя ненавижу, - сообщает Стайлз, глядя на Питера.
Тот ухмыляется:
- Ты ненавидишь своего дорогого парня? Я ранен в самое сердце.
- Засранец.

Следующие штуки принадлежат вот этому автору.

"Нет никого, кто был бы похож на тебя".
Оригинал.
Питер "комфортит" Стайлза после похищения.

Ночь подходила к концу, небо медленно светлело, и звёзды исчезали одна за другой. Дом Хейлов был погружён в тишину, волки были истощены, некоторые из них до сих пор восстанавливались после последней стычки с охотниками.
Стайлз сидел на крыльце, на ступеньках, завернувшись в покрывало, чтобы спасти себя от холодного утра. Впрочем, дрожь, пробегавшая по его телу, не имела ничего общего с температурой на улице. Только со страхом, который парализовал сознание.
Он больше почувствовал, чем услышал, как Питер приблизился и устроился рядом, тихий и излучавший тепло.
Ни один из них не сказал ни слова, пока они смотрели, как солнце карабкается наверх. Очередная волна дрожи накрыла его тело, и Стайлз крепче и сильнее обхватил себя руками. Плечо Питера теперь прижималось к его собственному, что значило, что волк, вероятно, придвинулся ближе.
- Спорим, ты жалеешь, что не укусил меня, когда у тебя была такая возможность? - наконец произнёс Стайлз, горько и приглушённо. - Тогда я бы не доставил тебе столько проблем.
Он мог чувствовать, как взгляд волка сверлил его насквозь, но так и не повернулся к нему. Лицо его было усыпано синяками и царапинами - первейшими доказательствами того, как слаб он был.
Он встречался с бесчисленным количеством демонов, но никогда прежде в своей жизни он не был так напуган, как в том подвале, полном чёртовых охотников, выбивающих из него дерьмо.
- Во-первых, - мягкий голос Питера выдернул его из мрачных воспоминаний, - к этому моменту ты был бы уже мёртв, если бы был оборотнем. Я сомневаюсь, что у них возникли бы проблем с тем, чтобы просто убить тебя.
Стайлз не сдержался и фыркнул на это, потому что... серьёзно? Они пришли за ним только потому, что он был самым слабым звеном.
- И во-вторых... Стайлз. Стайлз, посмотри на меня, пожалуйста.
Когда Стайлз по-прежнему отказывался сделать это, Питер просто встал со вздохом и присел перед ним на корточки, обхватывая его лицо руками. - А во-вторых, без этого ты гораздо лучше.
Что?
- Что?
- Тогда я не понимал этого, - продолжил Питер, большими пальцами поглаживая щёки Стайлза. - Тогда я был не в себе, но тебе не нужен укус.
Стайлз фыркнул и попытался отвести взгляд от пронизывающих голубых глаз Питера, но тот удержал его - крепко, но аккуратно.
- Это правда, что, будучи человеком, ты не силён физически, как мы, и тебе гораздо легче причинить боль. Но, Стайлз, я видел, как ты выигрывал бесчисленное количество битв, я был свидетелем того, как ты стоял против врагов, которых у тебя даже не было шанса победить. Однажды ты прошёл половину заповедника со сломанной ногой, чтобы предупредить нас об охотниках. Стайлз, в некотором смысле ты сильнее, чем любой из нас.
Стайлз уставился на волка в неверии. Питер казался искренним, и Стайлз знал, так или иначе, что тот не стал бы врать ему о таких вещах. Не сейчас, не после того, как они дрались бок о бок столько раз. Но...
- Ты действительно имеешь это в виду?
- Да, мой дорогой мальчик, я действительно имею это в виду, - подтвердил Питер, подавшись вперёд, чтобы поцеловать его в лоб. - И ты был таким сильным сегодня, выдержав до того момента, как мы придём.
- Я знал, что ты найдёшь меня, - признался Стайлз. И это было правдой. Он просто не знал, будет ли он ещё дышать к тому моменту.
- И я нашёл. Я всегда найду тебя.

"Ты сам на это напросился".
Оригинал.
"Steter заяяяявка! Они пара! То есть, не то чтобы Питер заставил Стайлза быть его парой, они просто вместе и любят друг друга, и Питер слетает с катушек, когда кто-то причиняет боль Стайлзу. В общем, плохой парень как раз это и делает, и стая вся такая: о, шикардос, наша работа здесь окончена, потому что сейчас Питер его прикончит!"
Осторожно: присутствует неграфическая жестокость.

Драка практически закончена в тот момент, когда Стайлза грубо толкают к дереву и ударяют прикладом ружья по лицу - любезность со стороны одного из охотников, с которыми они дерутся. Вся стая просто перестаёт делать всё, что они творили, Дерек на самом деле опускает человека, которого собирался швырнуть в дерево, потому что теперь, в общем-то, больше нет никакого смысла напрягаться.
- Чувак. Тебе бы вот, правда, стоило подумать, прежде чем делать это, - замечает Скотт охотнику, ответственному за струю крови, текущую по лицу Стайлза. Он осматривает друга на предмет других повреждений, игнорируя его жестикулирующие руки и выдавленное с болью "Я сам могу о себе позаботиться".
Охотник вопросительно оглядывает поляну, встречаясь взглядом со своими спутниками, которые так же сбиты с толку в попытках понять, к чему это было сказано. Они перестали драться так же, как и волки, от шока, но постепенно начинали восстанавливать силы. Правда, теперь казалось, что больше ни один из оборотней не заинтересован в драке. Эллисон даже начинает стрелы рассыпанные собирать.
- Ты практически подписал себе смертный приговор, - продолжает Скотт, помогая Стайлзу подняться и подхватывая, когда тот спотыкается. Должно быть, это был действительно сильный удар.
- И почему же? - интересуется охотник. - Вы выпустите самого страшного зверя из адской пасти в самый последний момент, или типа того?
Скотт открыто смеётся на это, остальная стая подхватывает, издавая тихие смешки.
- Ну, в целом, ты довольно близок к правде.
- Чт...
Но охотник не успевает задать следующий вопрос, потому что на него напрыгивает огромный волк, сжимая в зубах его руку и отрывая от тела.
- Познакомьтесь с Питером, парой Стайлза.

"Просто позволь мне быть рядом с тобой".
Оригинал.
"Не могли бы вы написать фик, в котором Стайлз заболел и не хочет признавать это, так что Питеру практически приходится тащить его в постель? Established relationship будет очень круто!"

- Ради всего, блин, святого, Питер, ты перестанешь, наконец? - Стайлз попытался схватить ключи от своего джипа, но Питер удержал их вне зоны досягаемости и пихнул его на пассажирское сиденье. - Я сказал тебе, что я в порядке. Мне не требуется сопровождение домой.
Он хотел настоять на своём, но потом забрался в машину, потому что ему начало казаться, что иначе Питер применит силу, чтобы запихнуть его туда.
Взгляд, которым наградил его Питер, безо всяких слов объяснил Стайлзу, что тот думает о его сопротивлении.
И, ладно, может быть, он чувствовал лёгкое головокружение и совсем не лёгкую тошноту, лицо его пылало, и кожа стала липкой от пота, но он не чувствовал себя так уж плохо! Выглядело это хуже, чем было на самом деле.
- Серьёзно, это просто простуда, - раздражённо сказал Стайлз, сворачиваясь на сидении и громко сопя. Ох, он едва мог дышать через нос.
Питер хранил молчание, выезжая со стоянки перед многоквартирным домом с лофтом. Они оба приехали на еженедельную встречу стаи, Стайлз никогда их не пропускал. Кроме сегодняшнего дня. Едва Питер увидел, в каком он состоянии, он схватил его и засунул обратно в машину.
- Это была "просто простуда" три дня назад, но, поскольку ты отказался отдохнуть буквально пару дней, тебе стало хуже. Ты бы сейчас уже был полностью здоров, если бы просто принял мою помощь, - выговаривал оборотень, держа путь к дому Стайлза и с лёгкостью управляя джипом. Питер состоял в числе тех немногих избранных, кому позволялось сидеть за рулём детки Стайлза.
- Мне не нужна нянька, - ответил он и затем чихнул, почти впечатав голову в колено, которое подтянул на сиденье, устраиваясь удобнее. Он вытер нос рукавом кофты, полностью игнорируя звук отвращения, сорвавшийся с губ Питера. Стайлз видел его истекавшим кровью и с кишками наружу, он мог справиться с соплями.
Со вздохом Питер потянулся и провёл ладонью по затылку Стайлза, при этом практически без усилий продолжая везти их вглубь города.
Стайлз потянулся к прикосновению без колебаний. Он и сам не знал, почему так упрямился. Он был избит и усыпан синяками чаще, чем ему бы того хотелось, и практически в половине случаев Питер был рядом, чтобы помочь ему. Во время этого оба обменивались саркастичными шпильками, но было действительно приятно иметь кого-то, кто о тебе позаботится, рядом, когда всё произошедшее за день наваливалось на тебя, и всё тело адски болело.
Тем не менее, опускаться до прихотей собственного вероломного организма казалось куда более ужасным вариантом. Порезы и переломанные рёбра почти всегда являлись его наградой за спасение задниц его друзей, они появлялись, когда он защищал людей и дрался за то, что было ему дорого. Это, подумал он, выползая из джипа и чуть не спотыкаясь, опираясь на детку, это просто заставляло его чувствовать себя слабым.
- Ты безнадёжен. Ты едва можешь стоять, - проворчал Питер, обходя машину и обвивая рукой талию Стайлза, чтобы помочь ему дойти до дома.
- Просто помоги мне добраться до дивана, и я буду в порядке. Я имею в виду, спасибо за помощь, и всё такое, но тебе, правда, необязательно здесь околачиваться.
Он попытался свернуть вместе с ним в гостиную, но, даже будучи полностью здоровым, он не смог бы заставить Питера что-то делать, если бы Питер сам ему это не позволил.
- Во-первых, ты переоденешься в пижаму, заберёшься в кровать и отдохнёшь, - сказал Питер, преодолев лестницу практически со Стайлзом на руках и при этом умудрившись почти не задеть его мужскую гордость. - А во-вторых, я останусь, так что смогу убедиться, что ты действительно остался в кровати.
Он помог Стайлзу добраться до неё и оставил его, отправляясь к ящикам, чтобы найти для него чистую одежду.
- Мы найдём тебе таблетки, и я сделаю тебе суп, - продолжил Питер, вернувшись с самой мягкой парой домашних штанов, которые только были у Стайлза, и рубашкой, подозрительно похожей на такую, какая могла бы принадлежать Питеру.
Стайлз выскользнул из своей фланелевой кофты и потянулся к подолу рубашки, и руки Питера уже помогали ему избавиться от одежды, чтобы впоследствии оказаться в чистой футболке.
- Тебе необязательно всё это делать, - сказал Стайлз, на этот раз пробуя мягкий подход, следя за тем, как Питер избавляет его от ботинок и носков.
Забота, которую оказывал ему Питер, слегка застала Стайлза врасплох. Они были вместе уже несколько месяцев, но это было чем-то новым. Эта мягкость, которую Питер позволял ему увидеть. Это что-то затронуло внутри Стайлза, и следующие его слова предназначались только для того, чтобы удержать защиту, но он больше не хотел, чтобы волк оставил его одного.
- Я могу сам о себе позаботиться.
Питер остановился на середине, так и не стянув до конца единственный оставшийся на Стайлзе носок, и посмотрел на него. Выражение его лица было таким же мягким, как и голос.
- Стайлз, я знаю, что ты можешь, даже если сейчас у тебя это не очень получается. Но не мог бы ты просто лечь обратно и позволить мне позаботиться о тебе?
Стайлз просто смотрел на волка в ответ в течение пары секунд, а потом кивнул, потому что... что ещё он мог сделать?
Несколько часов спустя, сонный после лекарств, с животом, наполненным вкусным супом, Стайлз прижался ближе к боку Питера. Он больше не чувствовал себя слабым. Он чувствовал себя спокойным, согретым и любимым. И это было всё, что он мог действительно желать.

"Красна река под кожею твоей".
Оригинал.
"Стайлз тайно кинкуется на волчьи когти, которые спускаются всё ниже и ниже по его коже. Питер показывает, что ему тоже очень даже нравится этот кинк".

- Что ты делаешь? - прошипел Стайлз, пытаясь бороться в хватке оборотня. Он попробовал ударить ногой, поскольку рука Питера сжала оба его запястья, но мужчина только издал смешок, как будто был крайне позабавлен его тщетными попытками, и вклинил колено меж его ног, сильнее вжимая в стену.
- Проверяю теорию, - Питер ухмыльнулся и взмахнул свободной рукой, чтобы Стайлз мог её увидеть. Человеческие ногти удлинились и превратились в когти.
- Что? - Стайлз практически пискнул, но в данный момент он меньше всего волновался о том, насколько смушающим вышел этот звук. Его собирались покалечить.
- Я заметил кое-что интересное в предыдущее полнолуние, - протянул оборотень, поцепляя подбородок Стайлза двумя острыми когтями, чтобы он смотрел в его плутовские голубые глаза, - когда ты помогал нашему дорогому Айзеку в цепях. Ты показал весьма интересную реакцию, когда встретился с его когтями.
Голос Питера был глубоким и тёмным, урчанием проходившим через тело Стайлза, когда он вздрогнул в хватке мужчины. Он прекрасно знал, что Питер имел в виду, и он подумал, как внимательно, должно быть, тот следил за ним, чтобы заметить то, что с лёгкостью пропустили все остальные.
- Интересно, о чём ты думал, когда его когти прошлись по тебе? - размышлял Питер вслух, поднимая к вытянутым рукам Стайлза свою. Один-единственный коготь скользнул вниз по внутренней стороне руки. - Представлял ли ты, что они сделают так, м? Скользящими по коже, оставляющими красные полосы на твоих руках?
Питер выделяет слова, давя сильнее на кожу Стайлза. Недостаточно, чтобы разорвать покров и заставить истекать кровью, но достаточно, чтобы заставить Стайлза хотеть больше.
- Представлял ли ты, что когти будут рисовать узоры на твоей груди, а потом спустятся вниз, к твоему пупку? - продолжил Питер, оставляя ещё одну полосу на руке Стайлза. - Хотел ли ты, чтобы они спустились ниже?
Стайлз прикусил нижнюю губу, сдерживая вздох, отказываясь поддаваться, но ухмылка Питера всё равно стала шире, как будто он точно знал, что делают с ним его прикосновения и слова.
- Я знаю, ты должен был представлять себе это. Множество раз фантазировать о следах, оставленных на твоей бледной коже. Ранах от того, как когти впились в твои ягодицы. Красные линии, начинающиеся слишком близко к твоему паху и идущие по внутренней стороне твоих бёдер, пока ты извиваешься и умоляешь, чтобы тебя пометили. Разве это не то самое, из-за чего ты так сладко пахнешь? Из-за чего так возбуждён?
Питер шумно вдохнул, уткнувшись носом в промежуток между шеей и плечом Стайлза, губы едва ощутимо коснулись кожи.
- Ты ведь из-за этого так чудесно пахнешь сейчас?
То, как Питер вломился в его голову и раздел догола, свело Стайлза с ума. Как легко он раскрыл его и вытянул его секреты наружу, чтобы использовать их против него. Чтобы Питер мог использовать его. Прикоснуться к нему именно так, как он в этом нуждался.
В тот момент Стайлз уже не был уверен, сможет ли он сказать ему остановиться.

"Твой со всеми потрохами [со всем прилагающимся]".
Оригинал.
"Стайлз в колледже, у него новая группа друзей, он упоминает при них Питера пару раз. Они хотят встретиться с ним - ибо ревнуют, полны любопытства и прочие варианты - и встречают же. И он офигительно криповатый/странный. Драма и юмор".

- Да ладно тебе, чувак, не поступай так со мной. Ты должен прийти, - Марк умолял, используя на нём свой лучший взгляд - "дующийся щеночек". Который, если честно, мог посоревноваться с таким же у Скотта.
- Я знаю, Марк. Мне очень жаль, - Стайлз похлопал друга по руке в качестве извинений и вернулся к своей картошке фри. - Но Питер приезжает, а я не видел его уже три недели. Мой сосед по комнате даже обещал свалить на все выходные, так что...
Эйприл и Мэл, ещё два его друга с того же курса, улыбнулись понимающе. Марк, впрочем, не отстал.
- Просто возьми его с собой и загляни на пару часов. Это последний шанс потусить перед экзаменами.
- Ты уверен? Ты же в курсе, что он старше нас, да?
- Да, Стайлз, я в курсе. И я абсолютно уверен, что я узнаю его мгновенно, даже если ты приведёшь с собой целую толпу парней, основываясь только лишь на том, что его глаза этого замечательного синего оттенка.
- Или на том, как его губы изгибаются в ухмылке, - добавила Мэл.
- Или на том, какие у него мышцы живота. На самом деле я вот вообще потребую снять рубашку, так что я сама смогу убедиться, действительно ли он в такой шикарной форме, - вклинилась Эйприл.
- Ладно-ладно, - Стайлз поднял вверх руки, защищаясь, заливаясь краской. - И вы все хвастались бы на моём месте. Потому что он...
Мэл похлопала его по руке, останавливая на полуслове:
- Просто приведи его.
Стайлз рассмеялся и вернулся к поглощению картошки фри. Он полагал, что несколько часов общения, выдранные из запланированного марафона с Питером, пойдут им на пользу.

--

Стайлз был удивлён, когда, после раунда "приветствий", переполненного энтузиазмом, Питер согласился отправиться на вечеринку. Честно говоря, Стайлз спросил из чистой формальности. Он сам предпочёл бы восстановить пробелы за все выходные, что они потеряли из-за его уроков и эссе, и насладиться тем, что Питер теперь принадлежит ему. Прижавшись к нему, Питер сказал, что просто хочет познакомиться с его друзьями. И сказано это было таким тоном, в котором явно подразумевалось нечто большое, чем он со Стайлзом делиться не собирался.
Вместо того чтобы подталкивать к ответу, Стайлз уволок их обоих в душ, чтобы вымыться и приготовиться. Он не видел ничего плохого в том, что его друзья встретятся с оборотнем.
Лучше надо было думать.
Они немного опоздали, как это было нынче модно, и потребовалось всего мгновение, чтобы он нашёл Марка и остальных своих друзей.
- Ребята, это Питер. Питер, ребята, - он представил их, как-то неопределённо махнув рукой. Стайлз был уверен, что Питер мог всех их назвать и сам после его многочисленных тирад. Марк слегка опешил, но Стайлз списал это на шок и, возможно, благоговение.
- Приятно с вами познакомиться, - Питер одарил их очаровательной улыбкой. Стайлз мог поклясться, что слышал, как Мэл мечтательно вздохнула, и, честно, он не мог винить её за это. Даже после двух лет вместе Питер всё ещё мог превратить его ноги в желе, всего лишь прицельно ухмыльнувшись.
Они немного поговорили и двинулись дальше. Рука Питера продолжала обвивать его в собственническом жесте, когда они смешались с толпой, пальцы широко легли на поясницу, когда он приветствовал людей, которых знал благодаря совместным занятиям. После нескольких уговоров и обещаний наград Стайлз всё же умудрился втянуть своего волка в толпу танцующих. Несмотря на заверения, что звучавшая музыка была далека от того, что он обычно слушал, Питер не упустил шанса качнуть бёдрами, вжимаясь в Стайлза сзади и держа поближе к себе.
Было так здорово чувствовать близость с другими людьми, танцующими вокруг них, попадать в такт движениям во время песен, но при этом не отстраняться друг от друга. Они никогда на самом деле не проводили время подобным образом, никогда не имели шанса быть настолько беспечными при всей этой борьбе с монстрами в последний школьный год Стайлза, и расстоянии, которое разделяло их, и ещё тяжестях, которые наваливались на любого новоиспечённого студента. Были ланчи и ужины, фильмы, просмотренные вдвоём в кинотеатре. Но всё это казалось слишком личным, только для них двоих. А вот это... вот это уже чувствовалось иначе, но, тем не менее, совершенно потрясающе.
Ещё несколько песен, и Стайлз понял, что всё может зайти куда дальше, чем то, как Питер уже прихватывал губами и покусывал его шею, рассыпая на коже отметины. Он вытащил его из толпы людей, прежде чем они стали объектами всеобщего внимания, и отправил его за напитками. Стайлзу действительно нужно было остудиться немного, чтобы они могли вернуться в комнату общежития безопасно, без обходных путей.
Марк обнаружил его в одиночестве, развалившимся на шезлонге на веранде, и, ну, Стайлз на самом деле почти ожидал чего-то вроде засады. Его друг пялился на него и Питера обеспокоенным взглядом весь вечер.
Так что Стайлз просто указал на стул рядом и принялся ждать.
- Помнишь, как мы зависали на прошлой неделе? В прошлый четверг? - спросил Марк, сидя на самом краю стула и глядя куда-то между Стайлзом и входом в дом.
- Ага.
Он помнил. Это была довольно запоминающаяся прогулка, потому что они редко получали выходные, при этом без курсовой работы или занятий, и они решили поработать над тем малым, что им оставалось, за ужином, а потом посмотреть кино.
- У меня было это чувство, как будто за нами следят, но я списал это на то, что мало спал и выпил слишком много энергетических напитков. Но, когда мы были в театре, я заметил парня, который, я был уверен, сидел за несколько столиков от нас в кафе. И затем я увидел его снова, когда мы шли обратно к общежитию. Я не сказал ничего, потому что, ну, он всегда исчезал в секунды, как будто его вообще изначально и не было, - Марк остановился, заметно напрягаясь для того, чтобы произнести следующие слова, хотя Стайлз и так уже предполагал, что он скажет. Друг посмотрел на него очень серьёзно. - Я уверен, что это был Питер.
Что ж. Стайлзу следовало признать, он на самом деле не был удивлён, что Питер вернулся к своим прежним методам и принялся следить за ним даже рядом с кампусом, особенно учитывая, что они так долго не виделись. Сказать по правде, он почувствовал, как тепло и лёгкое покалывание распространяются по телу. И они стали только сильнее, когда Питер присоединился к ним буквально через минуту после откровений Марка с банкой Маунтин Дью в руке для Стайлза.
Стайлз посмотрел на своего волка и солнечно улыбнулся, притягивая к себе за руку для поцелуя.
- Ты теряешь хватку и становишься ещё подозрительнее, когда тебя ловят на том, что ты шляешься за мной, - сказал он с нежностью после того, как оставил целомудренный поцелуй в уголке губ Питера. - Ты мог просто присоединиться к нам, если так сильно скучал по мне.
Боковым зрением он мог видеть, как Марк пялился на них, и с трудом подавил смешок.
Питер рассмеялся, пользуясь тем, что Стайлз удерживал его, чтобы вытянуть его из кресла и прижать к своему боку.
- Я на самом деле очень взволнован, что ты вообще меня не заметил. Я специально сделал всё очевидным, просто чтобы показать, насколько беспечным ты стал.
- Вы, ребята, ненормальные, - сказал Марк, выглядя немного неуверенно и испуганно.
Стайлз рассмеялся, потому что, да, они были настолько далеки от нормальности, что не было никакого способа это объяснить.
Он обернулся, чтобы посмотреть на Питера, только чтобы увидеть, как тот улыбается, глядя на него с любовью, и почувствовать намёк на когти на его коже, где Питер уже пробрался под его рубашку.
Стайлз прижался ближе и надёжно обхватил его руками.
- Ты себе даже не представляешь.

"Несвоевременное вторжение".
Оригинал.
"Кто-то из стаи натыкается на Питера и Стайлза в неподходящий момент". R.

- Давай же, - Стайлз стонет, когда они вваливаются в спальню, и настойчивые руки пытаются разорвать одежду, но так и не снимают ни один клочок.
Он слышит, как дверь в его комнату захлопывается, за секунду до того, как оказывается в неё впечатанным, и губы Питера ласкают кожу его шеи.
- Всё пошло бы куда быстрее, если бы я просто покромсал одежду вольчими когтями, - ворчит Питер, уже лаская горло Стайлза.
То, как Питер всего лишь подобными вещами способен заставить его бессвязно лепетать, сводит с ума. Всего лишь его губы, исследующие каждый сантиметр кожи от подбородка до самых ключиц. Его укусы и ленивое кружение языком, одаривание метками и синяками, грозившимися остаться на целые дни в местах, которые не удастся скрыть рубашкой. То, как он размещал на теле поцелуи, намекавшие и обещавшие, и волны ощущений от них двигались прямо к паху.
Стайлзу требуется мгновение, чтобы отдышаться, прежде чем он отвечает. Его собственные руки заняты в области талии Питера, вытягивают рубашку из его штанов, чтобы сразу же забраться под неё и коснуться голой кожи.
- Даже вот не смей, блин. Я потерял достаточно одежды. Просто...
Он не заканчивает, прерываясь на стон, когда вжимается в бёдра Питера своими, запрокинув голову и стукнувшись затылком о дверь.
- Ты и твоя неизлечимая настойчивость на множестве слоёв, - жалуется Питер, наконец, разбираясь с последней пуговицей и сдирая клетчатую рубашку с его плеч. Стайлз опускает руки и стряхивает её, прежде чем заняться пряжкой ремня Питера.
Тот издаёт смешок и оставляет жгучий укус на изгибе челюсти Стайлза, а потом ещё и ещё, прокладывая себе путь к его уху.
- Я бы назвал это заворачиванием подарков, если бы у нас было достаточно времени на суровое испытание в виде обратной распаковки, - приглушённо произносит Питер, влажным горячим дыханием опаляя ушную раковину Стайлза, а затем посасывая мочку, и Стайлз больше не может выдержать.
- Заткнись, заткнись, заткнись, - он стонет и резким, рваным жестом расстёгивает штаны Питера, только чтобы отстранить его.
И оборотень позволяет ему это, тем не менее, успевая укусить последний раз в ухо. Питер позволяет вести его, повинуясь настойчивому подталкиванию рук Стайлза, пока не упирается в кровать ногами. Толкнув его в последний раз, Стайлз, наконец, получает его таким, каким хочет: сидящим, полуразвалившись, на кровати, с ногами, разведёнными в стороны. Впрочем, недостаточно широко для того, что Стайлз задумал.
Он разводит ноги Питера шире и опускается, Питер притягивает его за волосы в свирепый поцелуй, прежде чем его ноги касаются пола. Стайлз на мгновение забывает, что он вообще собирался сделать ради того, чтобы почувствовать возбуждающий вкус Питера.
Всё ещё на полпути к полу, с пойманными в поцелуй губами и рукой, запущенной в чужие волосы, другой Стайлз забирается в штаны Питера и резко проводит ею по члену, словив стон, который срывается с любимых губ. Последний раз слегка прикусив нижнюю, Стайлз всё же опускается и высвобождает член Питера из плена одежды. Он размазывает большим пальцем по головке вытекающую смазку, удовлетворённый ещё одним приглушённым звуком со стороны Питера и тем, как он нетерпеливо притягивает его за волосы ближе.
И Стайлз подчиняется, приближаясь, даже не пытаясь изобразить сопротивление, потому что он тоже хочет этого. Хочет провести языком по вот этой вене, хочет обхватить член Питера губами и забрать в рот полностью, заставить Питера стонать и материться сквозь зубы, пока он будет оттрахивать его рот.
Он как раз собирается всё это воплотить в жизнь, как слышит вздох, и что-то с грохотом валится на пол в его комнате.
Ноги Питера сжимают его по бокам, удерживая на месте, когда он уже почти подпрыгивает, и Стайлз тут же успокаивается. И, поскольку оборотень не сделал ничего сверх этого, например, не прикрылся Стайлзом, и им потом пришлось бы начинать сначала, то становится очевидным, что, кто бы ни вломился в комнату, это кто-то, скорее всего, один из его друзей.
В чём Стайлз убеждается, оборачиваясь, чтобы увидеть, как Скотт растянулся на полу, одной ногой всё ещё цепляясь за подоконник, а лицом впечатываясь в ковёр, словно стараясь спрятаться от представленной картины.
- Чувак, какого чёрта? Мы тут, вообще-то, заняты немного.
- Да, я вижу, - Скотт стонет в ковёр, явно очень сожалея, и даже не пытается изменить положение.
Признаться честно, каждый член стаи натыкался на них хотя бы раз. Стайлз даже больше не чувствует смущение, он просто пытается сделать так, чтобы они поскорее ушли, так что они с Питером могли бы продолжить.
- Тогда почему ты здесь? Ты не мог почувствовать своими шикарными волчьими сверхспособностями, что мы как раз в процессе?
- Я тренировался не для того, чтобы знать, когда ты сексом занимаешься, Стайлз, - Скотт поднимает голову, чтобы наградить его соответствующим взглядом, и тут же утыкается обратно в ковёр. - Дерек послал меня, чтобы проверить, всё ли с тобой в порядке. В городе новая группа охотников.
- Мой племянник может быть таким вдумчивым временами. А проверить, как я, он никого не послал? - впервые подаёт голос Питер с тех пор, как заявился Скотт, не особо помогая ситуации.
Стайлз игнорирует его и снова обращается к Скотту.
- Ты проверил. Мы оба в порядке. Так что...
Он указывает на окно, хотя Скотт по-прежнему не смотрит на них. Стайлз вздыхает и меняет тактику.
- Скотт, если ты не уйдёшь в ближайшие тридцать секунд, я просто вернусь к тому, что собирался сделать, и твоя психика больше никогда не будет прежней.
Это мгновенно привлекает внимание Скотта, и тот практически спасается бегством, шумно захлопывая за собой окно.
Он поворачивается обратно, чтобы увидеть, как Питер издаёт смешок, и пялится на него, шлёпнув по бедру.
- Как насчёт небольшого предупреждения, а, Питер?
И тот имеет наглость ухмыльнуться.
- Был немного увлечён, - отвечает он с теми же нотками, что всегда сквозят в его голосе в такие моменты.
Им, правда, надо поговорить об этом. Но позже. Много, много позже.

"Очисти меня от всего, кроме тебя".
Оригинал.
"Питер не любит, когда Стайлз сильно пахнет кем-то другим".

Когда Стайлз постучался Питеру в дверь после долгого дня, в который Дерек гонял их всех со своими "учениями", он ожидал поцелуя и остроумной реплики на тему "Мог бы хоть душ принять, прежде чем ко мне заваливаться". Вместо этого его с порога встретили хмурым выражением лица, а потом Питер ткнулся носом ему в шею.
- Чувак, перестань меня обнюхивать, я весь потный, это отвратительно, - Стайлз обошёл Питера и сам себя пригласил в квартиру, скидывая ботинки в коридоре.
Серьёзно, эти оборотни... Его жизнь.
- Ты пахнешь, как он, - проворчал Питер, на лице его застыло мрачное выражение, когда он проследовал за Стайлзом на кухню.
Стайлз открыл холодильник, чувствуя себя совершенно непринуждённо после месяцев совместной жизни с ироничным оборотнем, склонным к критике и цинизму, и вытащил бутылку воды. Он был наполовину уверен, что Дерек хотел добиться у него в организме обезвоживания, учитывая, как он управлял своим маленьким волчьим лагерем. Стайлз мог поклясться, что Дерек также и занимался с ним дольше всех, несмотря на то, что он был всего лишь жалким человечишкой.
Он был очень близок к тому, чтобы просто рухнуть без сил, что являлось одной из причин, по которой он заскочил к Питеру: его квартира была близко к дому Хейлов. Все остальные причины были скомбинированы в одной, которая сейчас наклонилась через кухонный стол и метала в него ножи взглядами.
- Как кто? - Стайлз отвинтил крышку бутылки и немного изогнул шею, чтобы сделать большой глоток. Он с трудом скрыл ухмылку, когда заметил, как глаза Питера тут же прикипели к линии его шеи. Иногда им было так легко играть.
- Как Дерек, - наконец, признал Питер. Слова звучали неестественно, как будто он заставил себя произнести их.
Стайлз запрыгнул на стол напротив Питера и устало прислонился головой к боку холодильника. Он не был уверен, поскольку ты никогда не можешь быть в чём-то уверен с Питером, но у него имелись серьёзные подозрения относительно того, к чему всё это шло.
- Я провёл последние несколько часов, тренируясь со стаей, так что это логично, - ответил он, рассеянно играя с бутылью воды в руках, открывая и закрывая крышку снова.
Питер внимательно смотрел на его руки, как будто Стайлз отвлекал его этими действиями. Может быть, именно это он и делал. Стайлз знал, что Питер очень любил его пальцы. И его рот тоже, поэтому он высунул язык и провёл им по губам, слегка теребя нижнюю зубами.
М-м, да. Он точно видел искру интереса в глазах Питера, перед тем как волк придвинулся.
- Нет, ты действительно пахнешь, как вся остальная мелюзга в его лагере, но им - больше всего, - Питер умело вклинился между ногами Стайлза, вытаскивая бутылку из рук Стайлза и ставя её на стол. Он провёл руками вверх по бёдрам Стайлза, пока не схватился основательно за ягодицы и не придвинул его ближе к себе, почти на самый край.
В этот раз Стайлз не отстранился, когда Питер снова приблизился к его шее, позволяя ему нюхать его потную кожу сколько душе угодно.
- От тебя воняет так, как будто он обтёрся о всего тебя.
- Ну, это была довольно напряжённая тренировка, - ответил Стайлз игриво, таким тоном добившись того, что когти впились в его задницу через штаны. Ну уж это точно не могло заставить его замолчать. Он обвил руками шею Питера, запуская одну из них в его волосы и портя аккуратно стилизованные пряди. Взъерошенный вид шёл Питеру намного больше, особенно потому, что это позволялось видеть только Стайлзу.
- О, ты ревнуешь меня к своему племяннику?
Стайлз рассмеялся, когда в ответ на его воркование Питер укусил его в шею.
- Заткнись.
На этот раз Стайлз действительно заткнулся, по крайней мере, на то мгновение, когда Питер прикоснулся губами к коже его шеи.
Питер очертил определённый участок языком, смягчая место укуса, чтобы потом снова впиться в него зубами. Он тревожил кожу как раз в той степени, чтобы пустить приятную дрожь вдоль позвоночника Стайлза.
- М-м, ты меня метишь? - промычал Стайлз, всё ещё пропуская волосы Питера сквозь пальцы.
- Жалуешься?
- Ничуть, - на самом деле Стайлз даже наклонил голову чуть сильнее, предоставляя Питеру больше пространства и возможностей.
Пока рот Питера был занят в области его горла, а руки всё ещё крепко держали задницу, Стайлз обвил его ногами и тесно прижался. Он бесстыдно потёрся о Питера, собираясь хоть немного уменьшить своё напряжение, если Питер зависнет со своим шейным фетишем надолго.
Впрочем, Питер, кажется, думал иначе: его хватка усилилась достаточно, чтобы остановить резкие движения чужого таза.
Питер выпрямился, чтобы посмотреть на Стайлза, его губы покраснели и теперь блестели. Они выглядели так маняще, что Стайлзу просто пришлось потянуться за поцелуем.
- Мы не будем заниматься сексом, пока от тебя несёт моим племянником, - сказал Питер, когда они наконец оторвались друг от друга.
- Хорошо-хорошо. Извращенец, - Стайлз фыркнул и отпустил Питера из хватки ног, отстраняя.
Питер позволил ему это, впрочем, отстранившись только на то расстояние, которого хватило Стайлзу, чтобы соскользнуть со стола на пол, и тогда они снова прижались друг к другу. Стайлз ничуть не возражал против такой близости. Он притянул Питера к себе за воротник рубашки и выдохнул слова ему в рот:
- Если дело только в этом, сходи со мной и помоги мне помыться. И убедись, что пахну я исключительно тобой.
Питеру не нужно было повторять дважды.

"Убийственные поцелуи".
Оригинал.
"Всё, чего хотел Стайлз - это только поцелуй".

- О боже, мне так жаль, - умудряется произнести Стайлз сквозь стиснутые зубы, с трудом сдерживая смех, пока гладит Питера по спине.
Питера, который перегнулся через кухонный стол, впиваясь пальцами в его край так сильно, что они аж побелели. Питер, который так тяжело дышал, побледнел лицом и вспотел, но всё равно умудрялся хмуриться и смотреть на него зло.
А всё потому, что, желая поцеловать Питера, Стайлз забыл, что оборотни и омела не составляют идеальную комбинацию в итоге.
Не то чтобы они далеко зашли с этим поцелуем после того, как Стайлз притянул Питера ближе, потому что их губы едва соприкоснулись, когда Питер покачнулся и почти опрокинул их обоих. И хотя Стайлз знает, что он очень даже здорово целуется, особенно после месяцев обучения с Питером, именно Питер целует его так, что появляется слабость в коленях.
К счастью, помимо лёгкой аллергической реакции, Питер кажется вполне здоровым, и теперь Стайлзу действительно тяжело сдержать смех, который так и рвётся из груди.
Питер, впрочем, изучил его достаточно хорошо, а потому тычет в бок, зная, что у Стайлза там особо щекотливое место. Глупый детский жест кажется единственным, на что он сейчас способен. Даже притом, что Стайлз в курсе, что он поплатится за своё поведение позже. Тем не менее, не теми методами, против которых он сильно выступает.
- Постарайся не убить меня в следующий раз во время поцелуя, - ворчит Питер, выпрямляясь, восстанавливая дыхание и здоровый цвет лица.
- О, Питер, это всего лишь доказывает, что я убийственно целуюсь.
Стайлз смеётся, едва успевая увернуться от волчьих когтей.

"Хороший и плохой парень".
Оригинал.
"Сверхъестественное дерьмо не спит, слишком много забот, и поэтому все забывают о ДР Стайлза. Даже сам Стайлз. Но Питер помнит, потому что он - милаш, который одержим во всех самых лучших смыслах. Это могут быть established relationship или нет".

- Что это? - спрашивает он у Питера, протягивая ему книгу в кожаном переплёте для изучения. Он нашёл её на своём столе в тот момент, когда к вечеру, наконец, дополз до спальни. Она была аккуратно завёрнута в бумагу, подписанную приятным почерком Питера. Она пахла озоном и возрастом. И ещё, очень слабо, медью.
Сейчас он стоит в квартире Питера, заинтересованный, почему его волк внезапно подарил ему книгу заклинаний. Питер сидит на диване, приподняв бровь.
- Это книга. Уверен, ты сталкивался с парочкой в своей жизни.
Стайлз фырчит.
- Да, спасибо. Я знаю! - он скользит рукой по выцветшим буквам, выгравированным на обложке. Это действительно очень красивая книга, она тяжёлая в его руках, и ей как минимум сто лет. Дорогой подарок. - Что я имею в виду, так это почему ты отдаёшь её мне?
- Сегодня твой День Рожденья, - отвечает Питер, пожимая плечами. Жест, который должен выглядеть пренебрежительным и показать, что это не такое уж и большое дело.
- Мой чт... - он запинается на полуслове, считает дни в своей голове и осознаёт, что Питер прав. Недавние сверхъестественные безумия заставили его потерять счёт времени. - Ой-ёй, я совсем забыл.
Он смотрит обратно на книгу - доказательство того, что Питеру он не безразличен достаточно, чтобы тот помнил о такой дате. В груди растекается тепло, и он улыбается, глядя на том, а потом на Питера, и губы волка растягиваются в ответной улыбке.
- Я знаю. Обычно ты очень громко объявляешь всем находящимся поблизости, что и как ты будешь праздновать, - остроумничает Питер, и Сталйз не может удержать смешок. Впрочем, он не испытывает сожалений. Дни Рожденья предназначены для того, чтобы ими наслаждаться, и может ли найтись вариант лучше, чем провести его в постели с Питером?
Ещё раз пожав плечами, Питер продолжает:
- Полагаю, мы все просто были слишком заняты наплывом гигантских пауков.
Стайлз невольно вздрагивает при напоминании. Он не то чтобы действительно боится пауков, но одна только мысль об этих больших мохнатых лапках вызывает у него чесотку. Он вытряхивает эту мысль из головы и возвращает своё внимание Питеру.
- Да, но ты вспомнил, - он осторожно кладёт книгу на кофейный столик, снова пробегает пальцами по обложке, прежде чем двинуться к Питеру.
Оборотень улыбается, очевидно довольный тем, что Стайлзу понравился его подарок.
- Конечно, я вспомнил.
Это ведь простая истина.
- Временами ты такой милый, Хейл, что я даже не знаю, что с этим делать, - произносит Стайлз, устраиваясь на коленях Питера, седлая его бёдра.
- Меня устроит поцелуй в качестве выражения твоей благодарности, - отвечает Питер, придвигаясь, чтобы прикоснуться к его щеке своей.
- Всего лишь поцелуй? - тянет Стайлз, прижимаясь к Питеру, в то время как руки гуляют по шее волка по собственному желанию.
Питер ухмыляется, когда его руки ложатся на бёдра Стайлза, а большие пальцы забираются под рубашку, чтобы погладить обнажённую кожу.
- Зависит от того, насколько ты счастлив получить этот подарок.
Стайлз смеётся и наклоняется, чтобы прикусить подбородок Питера, его нижнюю губу, а затем провести по укушенным местам языком, сглаживая свои действия.
- О, я очень доволен. Так что будет честно, если я сделаю довольным и тебя.
Стайлз думает, что это может быть лучший День Рожденья в его жизни, даже если он почти пропустил его, когда Питер прячет свой смех в изгибе его шеи.

"Место, которое можно назвать домом".
Оригинал.
"Теперь, когда Стайлзу почти тридцать, он считал, что Бикон-Хиллз - такое же неплохое место, где можно осесть, как и все прочие. Хейлы были стабильной и могущественной стаей, их альфа, кажется, была очарована его силами и болтовнёй, и в самом центре их территории располагался довольной могущественный Неметон, так что Стайлз сомневался, что он когда-либо снова заскучает.
Единственной его проблемой был волчонок-подросток, которого, кажется, заклинило на нём, и он был уверен, что они со Стайлзом когда-нибудь вместе отправятся на свидание
".

- Какого хрена ты, по-твоему, делаешь?! - закричал Стайлз, прежде чем вклиниться между последней гарпией и молодым волчонком, который только что выбежал на поляну.
- Беги! - приказала Стайлз, но у волка, кажется, были свои собственные планы, и вместо побега он попытался отодвинуть Стайлза, и, возможно, у него бы получилось, будь Стайлз обычным человеком.
Как бы то ни было, его настойчивые дёрганья отвлекли Стайлза в достаточной степени, чтобы он почти пропустил следующую атаку гарпии.
- Пригнись, идиот! - он заставил подростка наклониться и отодвинуться одной рукой, а второй наколдовал шар синего огня, отправив в сторону зверя, но недостаточно быстро для того, чтобы существо не успело разодрать его плечо когтями.
Ещё двумя заклинаниями, посланными быстро и последовательно, Стайлз убедился, что гарпия никогда больше не сможет никого ранить. Убедился, что в ней не осталось ни капли жизни, прежде чем он обернулся к волку.
- Мелюзга, ты что, ума лишился?! Заняться тебе, что ли, нечем, кроме как в чужие схватки лезть?! Ты мог пораниться. Или нас обоих могли убить.
Паренёк просто сидел на земле и пялился на Питера, абсолютно равнодушный и притом непримиримый. Возможно, правда, что в его глазах на самом деле плескалось благоговение, но Стайлз был слишком зол на него, чтобы заметить. Чёртовы подростки.
Когда оборотень не ответил, Стайлз вздохнул и повёл плечами, чтобы сбросить напряжение. И как раз получить напоминание о том, что когти гарпии вспороли кожу на его плече. Рукав его рубашки был порван и испачкан кровью, но рана была не глубокой. Ничего такого, что не смогло бы исцелиться через час или два при использовании его слюны.
Хотя шипение, которое он издал от боли, когда коснулся царапин, кажется, заставило паренька пошевелиться.
- Мне казалось, у тебя проблемы с гарпиями, - сказал он Стайлзу. - Я собирался спасти тебя. И я не "мелюзга", я - Питер, и мне почти семнадцать.
Стайлз закатил глаза.
- Что ж, Питер. Я ценю твой порыв, но в следующий раз держись подальше. У меня всё было под контролем.
- Неужели? - тот уставился на истекавшую кровью рану на плече.
- Это целиком и полностью твоя вина, - Стайлз одарил его мрачным взглядом.
Мальчишка только пожал плечами, но, кажется, всё же немного поумерил пыл. Хорошо.
Стайлз посмотрел на полуобгоревшие туши, мусором валявшиеся на лесной земле. Возможно, он мог бы заставить волка хотя бы похоронить их. Впрочем, для начала...
- Я полагаю, ты - Хейл?
Питер глянул на него с опаской, прежде чем ответить.
- Да, а что?
- Я - Стайлз. Дитон послал меня помочь вам разобраться с пернатой проблемой. Было бы замечательно, если бы ты отвёл меня к своей альфе, чтобы я сообщил ей, что дело сделано.

--

Стайлз был своего рода аномалией. Мало того, что он был достаточно молод, когда стал полноправным друидом, он также являлся советником без стаи. Не то чтобы ему никогда не предлагали занять вакансию там или здесь. Просто долгое время он считал себя слишком юным, чтобы оседать в одном месте на всю оставшуюся жизнь. А также он не нашёл кого-то, кто подходил бы ему и давал столько свободы, сколько ему требовалось.
Так что он позволял Дитону - мужчине, который помог ему с возрастающей силой и обучил - слать его то на одно задание, то на другое в тех случаях, когда не хотел отправляться куда-то сам.
Теперь, когда Стайлзу почти тридцать, он считал, что Бикон-Хиллз - такое же неплохое место, где можно осесть, как и все прочие. Хейлы были стабильной и могущественной стаей, их альфа, кажется, была очарована его силами и болтовнёй, и в самом центре их территории располагался довольной могущественный Неметон, так что Стайлз сомневался, что он когда-либо снова заскучает.
Единственной его проблемой был волчонок-подросток, которого, кажется, заклинило на нём, и он был уверен, что они со Стайлзом когда-нибудь вместе отправятся на свидание.

--

- Это всего лишь справедливое предложение. Я действительно помог тебе с гарпией.
- Я лишился своей любимой рубашки из-за твоего вмешательства.
- Это была клетка, так что я оказал миру услугу.
- Я не думаю, что это лучший способ получить от кого-то приглашение на свидание, Питер.

--

Несмотря на своё поведение, Стайлз был польщён. Даже при том, что Питер безрассудно пытался соблазнить Стайлза и залезть ему в штаны, он был на самом деле умён. С острым умом и хитростью, с чувством юмора, которое подходило оному Стайлза. Он был привлекательной, но саркастичной и манипулятивной маленькой скотиной.
Но даже учитывая, что Стайлз в целом привязался к нему и не всегда возражал против его компании, Питеру всё ещё было семнадцать, и он был несовершеннолетним. И Стайлз был старше его больше, чем на десять лет.

--

- Ты должен найти кого-то своего возраста, Питер. Я слишком взрослый для тебя.
- Десять лет - не такая уж большая разница.
- Ты скоро в колледж поступишь. Ты встретишь там множество людей. Найдёшь кучу девчонок и мальчишек твоего возраста, которые подойдут тебе куда больше.
- Может быть. Может быть, так и будет. Но, Стайлз, я хочу тебя. Ты подходишь мне больше всех.
- Питер.
- Знаешь, несмотря на то, что ты говоришь мне "нет", ты никогда не говорил мне, что не хочешь меня или что я тебе не нравлюсь.
- Это не значит, что мы когда-нибудь будем вместе.
- Нет, но это всё, что мне нужно, чтобы продолжать пытаться. Я слишком очарователен, чтобы ты продолжал отказывать мне.

--

И он был прав, эта маленькая нахальная скотина. Он был слишком очаровательным, слишком безрассудным и соблазнительным, и у него было слишком много огня внутри, чтобы Стайлз действительно смог сдержать данное себе слово. Его тянуло к Питеру, потому что, несмотря на то, что тот был младше, он по-прежнему заставлял Стайлза стараться изо всех сил, выкладываться на полную катушку. Он бросал ему вызов, подходил ему идеально, до полного совпадения паззла в выемках и выпуклых деталях. Это правда, что чаще Стайлз брал верх, но Питер только становился умнее со временем. Что только ещё больше угрожало самоконтролю Стайлза.
Впрочем, помогало то, что семьёй Питера были оборотни и что Питер никогда не прятал свой интерес. Что Стайлз продолжал говорить "нет", неважно, как тяжело ему это давалось в течение тех месяцев, что он проводил в качестве советника семьи Хейлов, всё больше привязываясь ко всей стае.
Это настолько помогло, что в день восемнадцатого Дня Рожденья Питера, когда Стайлз протянул ему подарок и подкрепил его, к радостному удивлению волка, мягким, целомудренным поцелуем, всё, что им досталось: закатывание глаз от альфы, матери Питера, и фальшивые потуги кузины Питера проблеваться на заднем фоне.
Возможно, это было действительно хорошим местом, где ему следовало быть.

"Маленький монстр".
Оригинал.
"Питер ревнует, потому что думает, что Стайлзу нравится Дерек".

Отвратительный, зелёный монстр сжирал его изнутри.
Он свернулся клубком у него в груди и тянул к земле, когда Дерек наклонялся, чтобы посмотреть, что читал Стайлз. Он царапал ему глаза, когда Питер видел, как они вместе обменивались колкостями и продумывали план. Он заставлял его рычать, когда Стайлз разваливался на Дереке на диване, когда они касались.
В те дни между ними было столько приятного притяжения. Лёгкости и понимания, нежности. Искра, щепотка специи в воздухе.
Стайлз был бы хорошим вариантом для Дерека, Питер знал это. Он бы вытащил на свет всё самое лучшее, что есть в Дереке, и дополнял его каждым словом. Заставил бы его расти над собой.
Но рядом с Питером Стайлз бы расцвёл. Искра между ними выудила из-под земли ранее глубоко зарытые таланты и силы.
Питер заставлял бы его стараться изо всех сил, был бы испытанием, вызовом, который требовался Стайлзу. Он научил бы Стайлза, позволил бы ему почувствовать мир: во всей его красе и медном привкусе на языке.
Однажды он сказал об этом Стайлзу. В ту ночь, когда они вдвоём занимались исследованиями. Когда провели часы за одной и той же картой, делились книгами. Когда Стайлз сделал Питеру кофе, а потом сам же его и стащил.
После этого Питер слизал с чужих губ вкус собственных слов.
Он рассказал ему всё, но обошёлся меньшим количеством слов, в по-особенному сформулированных предложениях. Завуалированно, полуправдой, но никогда - ложью.
Обещаниями.

"Не сбивайся с пути, не уходи".
Оригинал.

- Стайлз, - позвал Питер. - Стайлз, остановись.
Но Стайлз, казалось, не слышал его. Он маршировал вперёд, ноги передвигали его неестественно прямое тело. После многих лет тренировок и жизни с волками Стайлз начал двигаться с невероятно привлекательным изяществом, в каждом его шаге сквозила уверенность. Но сейчас всё это исчезло, ушло, энергия, обычно волнами исходившая от него, заглохла, притупилась, словно всю жизнь из него высосали.
Питер не мог видеть его лицо, но он знал, что глаза Стайлза были затуманены. Так близки к мёртвым.
Питер дёрнулся в цепях, но это не дало никакого результата. Металл даже и не подумал поддаться, когда Питер потянул изо всех сил. Грёбанные фейри и их усиленные чарами кандалы. И их гипноз, способный превратить человека в раба.
- Стайлз! - позвал он снова. - Избавься от этого, чёрт побери!
Они даже не должны были находиться здесь, в этом лесу. Сегодня была очередь Скотта патрулировать, но у него были планы, он собирался на свидание и своими большими щенячьими глазками воздействовал на Стайлза. А Стайлз, как следствие, убедил Питера присоединиться к нему, пообещав потом исполнить несколько неприличных фантазий.
Что, конечно же, привело к столкновению с группой голодных фейри, жаждущих человеческой плоти.
Питер не мог слышать их песни, не знал, какими словами они заманивали Стайлза в ловушку. Всё, что он знал, так это то, что фейри любили играть со своей едой и были счастливы, что Стайлз собирается сервировать сам себя в качестве главного блюда. Специально для него они выставили большую серебряную тарелку и держали наготове множество разделочных ножей.
И они хотели, чтобы Питер наблюдал за пиршеством.
- Стайлз, идиот, не слушай их! Никогда не слушай!
Ничего. Ни его крики, ни попытки выбраться не произвели нужного эффекта, и Питер начинал отчаиваться. А с отчаяньем пришла ярость, потому что он абсолютно точно отказывался позволить кому-то забрать то, что принадлежало ему. Никогда больше.
Он в бешенстве зарычал, и звук заставил цепи вибрировать. Стайлз споткнулся.
Питер зарычал снова, и Стайлз плюхнулся на землю. Казалось, Питер, наконец, смог заглушить фейри.
Стайлз моргнул, озадаченно оглядываясь, но затем поднялся на ноги, когда понял, где находится. Он медленно отступил от разъярённых фейри и подошёл ближе к Питеру.
- Питер? - спросил он. Стайлз остановился около него, схватил ветку и приготовился к атаке. Они были в меньшинстве, в явно невыгодном положении, учитывая, что Питер ещё и был прикован. Но никогда прежде Питер не чувствовал такого облегчения, увидев эти тёплые янтарные глаза, направленные прямо на него.
Вдали раздался знакомый вой. Кавалерия была уже в пути.

@темы: TW

URL
Комментарии
2014-12-10 в 19:52 

О, боже! Целое море замечательного ститера! И столько кинков! Спасибо большое за перевод!:red:

2014-12-11 в 13:55 

MarimoFreak
Я ПООЩРЯЮ БЕЗОПАСНЫЙ СЕКС, ПОТОМУ ЧТО Я ХОРОШИЙ ДЯДЯ ©
aida1, вам спасибо за комментарий)) Рада, что понравилось и даже оттоптало кинки *.*

URL
   

Like the way I write

главная